>
>
>
«За коляской пришлось ехать в Новосибирск»: как в СССР детей растили

«За коляской пришлось ехать в Новосибирск»: как в СССР детей растили

17.10.2016
352
Встреча из роддома
Источник: chronopus.com

Ну вот, представьте: вы папа с мамой, и родился у вас ребенок. Первый. Со вторым проще — ему много чего от первого достанется. А вот родился первый, и... ну, пофантазируйте, что ему нужно и где вы всё это возьмёте. Ему нужно: коляска, кроватка, пелёнки, распашонки, молоко, бутылочки для молока (можно продолжать).

И... что? Пойдём по пунктам.

Пелёнки из Минска

А вот не было никаких пелёнок-распашонок в магазинах. И фланели не было, чтобы всё это пошить. Во что заворачивали младенцев? Ну, то есть я понимаю, насколько бездуховные и обывательские вопросы я задаю, но вот лежит младенец с голой попой и его надо завернуть во что-то мягкое, что есть объективная реальность. А мягкого ничего в магазинах нету, что ещё более объективная реальность. И ребёнок этот орёт, поскольку несознательный, ничего не знает ещё ни о борьбе с мещанством, ни о пирамиде Маслоу. Потом он, конечно, подрастёт — ему объяснят, и он будет так же с голой попой, но при этом страшно горд своей духовностью. А сейчас?

Кто-то в старые простыни заворачивал, кто-то ещё как-то выкручивался. Кто-то привозил фланель, распашонки и прочее из столиц. Я был на длительной (два с половиной месяца) учёбе в Минске, и там запасся фланелью, распашонками и чем-то там ещё. До рождения, хоть так и не полагается делать — ну а куда бежать, когда родится? И, будем считать, выкрутились идеально. Как и с бутылочками — тёща работала в аптеке.

Руки в ноги и за коляской

Вот примерно такую я купил в Новосибирске

А за коляской пришлось съездить в Новосибирск. У нас их просто не было. Никаких. В новосибирском Академгородке, мне подсказали, продают коляски. Ну чё, руки в ноги и вперед, для сибиряка тыща вёрст не крюк. Оттуда — на верхней боковой полке плацкарта с коляской в обнимку — много ли надо советскому человеку для счастья...

А в Красноярске если и были, то такие

Коляска была, по нынешним временам, без затей, примерно такая, как на фото. Однако, когда мы гуляли по набережной, люди подходили и спрашивали, где мы её брали — в Красноярске коляски в основном были какие-то низкие, ребенок ехал где-то у самой земли — эти коляски и сейчас иногда встречаю у дворников, они в них возят мусор. А у нашей был даже облегчённый сидячий вариант. В Новосибирске, небрежно отвечал я. Люди цокали языком и отходили.

Молока много не давали

За молоком очереди были не на полтора часа, а минимум на два — часов в 6 утра занимаешь, чтобы в 8, когда откроют и привезут, быть в первых рядах. Иначе не достанется. Молока в одни руки много не давали, хранилось оно максимум двое суток. То есть очередь за молоком была обеспечена минимум раз в два дня.

Был и другой вариант — после работы заглянуть в магазин на углу Мира и Диктатуры. Но тут уже не факт, что молоко тебе достанется. Чтобы досталось — надо в первых рядах быть на разгрузке. Когда приходил грузовик с молоком, штатные грузчики разом куда-то девались — а зачем, если есть добровольцы? Ну вот, разгрузишь машину с молоком — и берешь его без очереди, под завистливые взгляды.

Говорят, при советской власти очередей в садики не было...

Старший (для которого покупали фланель в Минске и коляску в Новосибирске) родился, и само собой, на очередь в садик его поставили прямо в тот же день, как родился. Буквально — то есть, из ЗАГСА и в районо (районный отдел народного образования), не заходя домой. И вот кончается декретный отпуск (он год тогда всего был), а очередь — ...сот какая-то. Жена преподавала в технологическом институте на вечернем отделении, так что мне приходилось уходить с работы на полтора часа раньше, чтобы успеть её сменить.

Материалы по теме

Понятное дело, мы ходим в районо, нам сочувственно вздыхают: «очередь ...сот какая-то».

Проходит ещё год — и жену переводят на дневное отделение. Ну вот тут уже караул. Мама моя (40 лет в системе образования, завуч в «Пионерской речке» — по сути, директор школы, её и в гороно и в крайоно знают) идёт просить. Ей сложно это делать — за себя и за своих никогда не просила — стыдно, что своего пропихнёт. Долго собиралась с духом, пошла, ей там сочувственно повздыхали: «очередь ...сот какая-то».

Ну что, надо взятку давать. Конфеты в коробках тогда только БЫВАЛИ, поэтому добыть быстро не удалось. А коробка осталась с каких-то времён. Купили шоколадных конфет «врассыпную», сняли фантики, разложили в коробку, словно так и было. Мама пошла. Что там было, она до конца жизни вспоминать не хотела. Вернулась без конфет, с направлением в садик, молча легла лицом к стенке.

Алексей Бабий

Продолжение следует

Рекомендуем почитать