>
>
>
«Они сразу назвали нас мама и папа»: как семья из Красноярска усыновила четырех детей

«Они сразу назвали нас мама и папа»: как семья из Красноярска усыновила четырех детей

30.01.2018
27
Супруги Наталья и Андрей Мальков с Марией — приемным ребенком

Наталья, расскажите, как вы решились взять девочек в свою семью?

Мы с мужем уже не в молодом возрасте, двое детей и пять внуков. Просто возникло желание помочь одной сироте. Это был 2014 год. Стали собирать документы, желание все больше и больше нарастало, я стала слышать о том, что одни взяли ребенка, другие, третьи, и понимала, что и нам это надо. И когда мы пошли в подготовительную школу для родителей, встал вопрос о том, кого принять, ведь детей — тысячи. Я просто говорила: «Бог, помоги мне найти девочку, ту, которую мне надо». И однажды наткнулась на фотографию девочки по имени Дана. Сделала себе пометку позвонить и узнать про нее. Через час мне звонят из органов опеки и говорят: «Мы хотим вам предложить девочку, юридически свободную, зовут Дана».

Я так радовалась тогда, не сомневалась ни в чем. Дана была одной из тысячи и мне предложили именно ее. Я сразу же решила выехать в детский дом, чтобы с ней познакомиться. Однако меня предупредили, что у нее есть сестра. Я, честно говоря, долго не думала, и мы поехали на встречу. Девочки оказались замечательными! Они сразу назвали нас мама и папа.

Материалы по теме
Как стать приемными родителями
Пошаговая инструкция и ответы на неудобные вопросы

Как скоро после знакомства вы взяли детей в семью?

Впервые мы встретились в июле 2017 года, в августе — во второй раз, и 19 сентября мы их уже забрали.

Расскажите про сестер — чем они похожи, а чем отличаются?

Девочки совершенно разные! Дану мы называем Пузырёк, она такая серьезная, харизматичная, твердая характером, любит всё блестящее. А старшая — Вика — очень стеснительная, нежная, улыбчивая, всегда довольная, помощница, ее все называют Солнышко. Когда мы их взяли, Даночке было 1,8 лет, а Вике 3 года. Даночка сильно любит меня, а Вика больше к папе тянется. Нашли друг друга сразу.

Приемные дети семьи Мальковых. Слева направо: Вика, Маша, Дана

Какие трудности возникли после того, как взяли девочек?

Было всё. Были страхи, дети боялись даже воды. Когда я читала их историю, узнала, что девочки росли сами по себе и постоянно были голодными. Даже оказавшись в нашей семье, они боялись, что их будут бить. Но постепенно мы вместе всё преодолели. Самое главное — это любовь. Со временем нас сняли со всех учетов — от неврастении до тубдиспансера. На сегодняшний день у Даны и Вики нет ни одного диагноза, слава богу!

Как изменились дети, попав в вашу семью? Думали взять еще одного ребенка в семью?

На тот момент у нас уже было двое детей. Мы с мужем поговорили и взяли третьего ребенка — девочку Машеньку, она настоящая цыганочка. С нами она живет уже полтора года. Дети очень изменились. Старшая девочка Вика пошла в первый класс и ходит в музыкальную школу, мы купили ей пианино. Даночка очень хочет играть на флейте, на следующий год пойдет в музыкальную школу, ходила немного на танцы.

Вы узнали о том, что у Вики и Даны есть еще одна сестра. Как это произошло?

Алина

Однажды я случайно узнала в опеке о том, что мама моих первых двух девочек была в декрете, потом родила Алину. И я стала позванивать, потому что знала, что семья у них неблагополучная. Мне говорили, что мать ее то побила, то оставила надолго, то бросила. Я переживала, плакала, решила забрать ребенка и мне сказали оформлять документы, потому что Алину все равно будут у матери изымать.

Позже я узнала, что ребенок болен, но все же решила взять ее и чем быстрее, тем лучше. Но тут в опеке сказали, что мать взялась за голову и пытается все наладить. Я решила, что не нужно стоять в очереди, раз она одумалась. Надеялась, что всё у них будет хорошо, отпустила ситуацию. И тогда мы с мужем взяли Машеньку.

Но через полтора года нам позвонили из детдома и сказали, что Алина попала в к ним. Не могли сообщить раньше, потому что мать её оставляла там временно и лишь недавно подписала отказ. Я со слезами приехала, мне показали фотографии. На фото она была так похожа на своих сестер, что я поняла — не смогу ее не взять.

И тут же мне сказали, что Алине поставили диагноз — ДЦП. Я была растеряна. Ведь это не просто четвертый ребенок в семью, а ребенок, который еще и не ходит. Я приехала домой, рассказала обо всём мужу, и он ответил, что мы скорее всего не сможем её потянуть, это очень тяжело. Прошло три дня, и вдруг он говорит , что видел Алину во сне: мы взяли ее на колени и она была здорова. Так мы всё же решились — начали собирать документы, я стала ездить к ней. Девочка оказалась замечательной, умной, хорошо разговаривала. Она уже тогда жила в нашем сердце.

Не было ли вам страшно? Как вы с ней общались?

Мне было страшно, но я никому это не показывала. Я боялась увидеть ребенка, который вообще лежит и даже не разговаривает. Но я увидела добрую, улыбчивую девочку. Невропатолог сказал, что у нее не задет интеллект. Когда я приезжала к ней в детский дом, она всегда радовалась, мы играли, сестры на видео передавали ей привет. Перед самым Новым годом Алиночка наконец-то переехала к нам и стала полноценным членом семьи.

Чем можно помочь Алине?

Мое дело — не испугаться ситуации, принять в семью ребенка, любить ее, давать тепло и уют. Я точно знаю, что ей нужны массажи, нужна специальная коляска или, для начала, ходунки, специализированная ортопедическая обувь для дома и улицы. Я не знаю, что ей еще потребуется в будущем. Но у меня есть надежда, что Алина встанет на ноги.

Благотворительный фонд «Счастливые дети» работает с этой семьей уже два года. Если вы хотите помочь Наталье и ее дочери, вы можете сделать пожертвование для программы «Дети дома» на сайте фонда.

Ирина Истомина специально для интернет-газеты Newslab.ru
фото из личного архива семьи Мальковых

Рекомендуем почитать