>
>
>
«Второго шанса могло и не быть»: как Илья Баскаков уехал австрийцев русскому учить

«Второго шанса могло и не быть»: как Илья Баскаков уехал австрийцев русскому учить

23.03.2018
37

Расскажите о себе — где вы родились, где учились, кем работали до переезда?

Я — не коренной красноярец. Родился в Алма-Ате (Казахстан) и до 14 лет жил там, ходил в школу с углубленным изучением английского и казахского языков. Когда мне было лет 9-10, в семье встал вопрос о переезде в Россию. Мамин брат позвал нас к нему в Красноярск, в то время в Казахстане русским жилось не очень. Нет, я не скажу, что нас как-то притесняли, но чувствовалось некое напряжение, да и перспектив было мало: университет — за деньги, работа — по блату и тому подобное. Поэтому мы получили гражданство России и всей семьёй переехали в Красноярск, где заранее купили квартиру.

Я окончил школу № 24 в Северном, пять лет отучился в СибГАУ (гуманитарный факультет, специальность «связи с общественностью»). В 2013 году поступил в магистратуру в лучший университет страны — НИУ «Высшая школа экономики» в Москве на очно-заочную программу, через 2,5 года защитил диссертацию по политическим наукам (писал про «региональный патриотизм» на выборах в Красноярском крае).

С работой мне всегда везло. Я начал работать сразу после школы — директор предложила мне остаться и стать педагогом-организатором. Получал, конечно, смешные абсолютно деньги, но работа была просто в кайф — пару часов в неделю со своими школьными друзьями делал то, что в то время умел делать хорошо — социальные проекты уровня школьников.

Через 2 года я ушёл из школы — позвали в авиакомпанию «КАТЭКАВИА», они искали пресс-секретаря. До сих пор я вспоминаю это место работы как одно из самых любимых. Я — больной авиацией человек, и, пусть компания была маленькая, у нас была прекрасная атмосфера, коллектив и вменяемое руководство. Правда, потом дела пошли не очень, мою должность сократили, хотя и предлагали остаться, но в другом отделе, и заниматься тендерами.

Я ушёл в строительную компанию, немного проработал там — не понравилось. После университета начал заниматься бизнесом, через пару лет купил кафе «Ратуша» на Мира и ещё через год открыл первый в Красноярске (и один из первых в Сибири) бар «Бюрокрафт», специализирующийся исключительно на крафтовом пиве и сидре. Работаем уже три года. Параллельно я осуществил свою мечту и поработал ведущим эфиров на радиостанциях «Юмор ФМ» и «Комсомольская правда». А в 2016 году познакомился с Валерием Анатольевичем Ковалевским — ректором педагогического университета, который позвал работать на кафедру политологии и права. Моментально согласился и год перед отъездом в Австрию помимо руководства баром читал лекции на историческом факультете (и это было тоже одно из любимейших мест работы).

А как случился переезд за рубеж?

У меня не было стойкого желания «пора валить» никогда, хотя очень много моментов напрягало. Но я в детстве сильно хотел жить в России. Впервые заграницу попал в 2009 году, после окончания второго курса мы с мамой поехали к друзьям в Берлин. Конечно, меня поездка поразила. Мы побывали в Париже, не без приключений съездили в Италию. Ну и сам Берлин влюбил меня окончательно и бесповоротно.

На втором курсе я начал учить немецкий язык, но это был предмет по выбору: можешь учить, а можешь +2 часа в неделю спать дома. Мы с друзьями решили, что «раз дают, то надо брать». Начинали с абсолютного нуля, тогда я и не думал, во что это выльется, и вообще немецкий казался мне довольно грубым. На что подруга, у которой немецкий был основным иностранным, сказала: «Давай поспорим, ты начнёшь — и тебе безумно понравится». Так и случилось.

Помог с поездкой в Австрию и мой любимый педуниверситет. Потому что если бы не приглашение его ректора, то не было бы ничего — всю информацию о конкурсе Министерства образования я нашёл именно на сайте университета. Решил попробовать, тем более что по всем критериям я подходил. Собрал документы, сдал экзамен на знание языка, подписал характеристику у ректора, отправил документы в Москву и стал ждать. У меня была какая-то внутренняя уверенность, что имею неплохие шансы, но особых надежд не питал.

И в конце мая 2017 года мне позвонили из Минобразования из Москвы и сказали, что Австрия выбрала меня из претендентов и приглашает в город Штайр, в землю Верхняя Австрия. После этого я улетел на месяц на курсы в Берлин, занялся визовыми вопросами и доделывал дела. И вот с октября я живу здесь, работаю в трёх школах учителем русского языка.

Переезд за рубеж в вашем случае — это уехать туда? Или уехать отсюда? И почему именно эта страна?

Нравилось ли мне в Европе? Да, всегда. И постепенно начало появляться желание пожить, посмотреть, каково это. Поэтому с одной стороны для меня это точно уехать «туда». Причём именно в немецкоязычную страну. В моём личном рейтинге у Австрии было самое высокое место — небольшая, высокоразвитая страна без имперских амбиций, которая делает максимум для комфортной жизни своих граждан. С другой стороны «уехать отсюда» для меня стало возможностью попробовать что-то новое, раз выпал шанс. И я решил, что если не сделаю это сейчас, то второго шанса может и не быть.

Пять самых больших различий России и Австрии (Красноярска и Штайра)?

Первое и самое главное — здесь народ любит свою страну. Я знаю, что рискую обрушить на себя шквал критики, но хочу объяснить, что имею в виду. Здесь не мусорят. Ну прям вообще. Не надо устраивать весенних субботников, потому что когда сходит снег, ты видишь траву, а не мусор вперемешку с собачьими фекалиями (которых тут, кстати, тоже нет на улицах, потому что за своим животным принято убирать).

Здесь сортируют мусор, потому что бережно относятся к экологии, и то, что можно переработать — перерабатывают, а не вывозят гнить на свалку. Здесь благоустройство для людей, и в принципе мне сложно представить тот ужас и такое наплевательское отношение к горожанам, которое было продемонстрировано красноярцам летом 2017 года при «ремонте» проспекта Мира. Потому что люди любят это место, никто не выкинет окурок, не загадит набережную. И люди любят друг друга, улыбаются, вежливо общаются. У нас, конечно, тоже культура стала расти, но до уровня Австрии ещё далеко.

Второе — здесь заботятся об истории и архитектуре. Красивые сказочные дома, построенные много столетий назад, стоят как новые, и жить в них комфортно. Я, например, живу в здании XVII века, на первом этаже — и никакого дискомфорта. Я с ужасом вспоминаю, например, «Покровский». Ладно, допустим, когда проектировали центр Красноярска, никто не думал, что машин будет так много. Но при строительстве новых районов «понатыкать» многоэтажек низкого качества без парковок — это градостроительное преступление.

Третье — транспорт. Оговорюсь сразу, он здесь очень дорогой. Одна поездка в Вене стоит 2,40 евро (168 рублей), в Берлине — 2,70 (190 рублей). Конечно, и зарплаты несоразмеримы с красноярскими + есть выгодные проездные. Ты садишься в чистый вагон/автобус, который приходит по расписанию, информация о времени прибытия автобусов на каждой остановке, и транспорт приходит минута в минуту (при мне ни разу не было опозданий, хотя, например, поезда в Германии опаздывали частенько и надолго, но за это мне вернули половину стоимости билета).

Ездить на поездах по Австрии — одно удовольствие. Современные, красивые, с розетками и вай-фаем. За время маршрута Красноярск-Канск ты проезжаешь 70% Австрии, но сидишь в удобных креслах, а не на почти деревянных скамейках. Да, цена гораздо выше, но см. выше про зарплаты.

Четвёртое — качество продуктов. С начала «санкционной войны» качество продуктов у нас в Красноярске резко ухудшилось. Я не про то, что хамон и экзотика исчезли, я не зарабатывал такие деньги, чтоб это всё покупать. Но когда ты берёшь недешёвый отечественный сыр (простой а-ля «российский», «пошехонский» и им подобные) и просто выкидываешь, потому что это редкостная дрянь, то извините...

Раньше европейцы жаловались, что у них овощи и фрукты — пластиковые, а я сейчас понимаю, что пластик продаётся в России: помидоры не пахнут помидорами, огурцы — вода, только бананы у нас классные и перцы похоже на перцы.

Здесь продукты дороже, чем в Красноярске, но качество несоразмерно выше. Я покупаю постоянно себе моцареллу, 300 грамм за 0,75 евро (52 рубля), альпийское молоко стоит 1 евро (70 рублей), натуральный апельсиновый сок с мякотью — 1,69 евро (105 рублей). При том я здесь не беру продукты класса «премиум», ибо в этом нет никакого смысла — обыкновенные продукты ничем по качеству не уступают.

Пятое — это возможность путешествовать. Всё достаточно близко. Захотел — поехал на The Rasmus в Вену (благо у нас есть «Музыкальный город», который привозил их к нам совсем недавно), захотел — на HIM в Люксембург, или на Evanescence в Прагу. Или просто полетел гулять по Барселоне с друзьями. В отличие от железной дороги и внутригородского транспорта, автобусы и самолёты стоят дёшево. А путешествовать с рюкзаком — очень приятно.

Вы чувствуете себя чужим в Австрии? Как там живется русским?

На удивление — нет. Буквально на днях про это разговаривали с моей преподавательницей на курсах немецкого языка здесь, в Штайре (я продолжаю учить язык). Мне здесь очень хорошо, комфортно, я всё знаю и прекрасно себя ощущаю. Конечно, я здесь не «свой», но не испытываю никаких проблем.

К русским отношение абсолютно нормальное, собственно, какое и должно быть. Во-первых, в самой Австрии русских — полно. В Вене на каждом шагу русская речь и это не только туристы, в соседних со Штайром городах Линце и Вельсе есть магазины русских продуктов (я своим ученикам, когда они победили в областной олимпиаде по русскому языку и взяли 1, 2 и 3 места, купил коробку конфет «Птичье молоко», произвёл фурор на уроке, им очень понравилось).

Я, конечно, не хвастливый, но не могу не похвастаться и не выложить фото победителей. На прошлой неделе мои ученики взяли 1, 2 и 3 места на земельной (т.е. областной) Олимпиаде по русскому языку. Тяжёлые задания, с которыми мои замечательно справились. Мы долго готовились, но результат превзошел все наши ожидания, хотя ребята настолько крутые и настолько здорово прокачались, что мы с коллегой подразумевали, что такое возможно. Лукаса (3 место, светленький) жюри хвалило сильно, он очень хорошо показал себя, Виктория (2 место) получила сертификат на бесплатные курсы русского, а Мартин (1 место, тёмненький в очках) был вообще безусловным фаворитом и теперь поедет представлять Верхнюю Австрию на всеавстрийскую Олимпиаду по русскому в апреле в Вену. Приятно гордиться результатами своего труда #МояГордость #ПочтиУчительГода #ЧемпионыВерхнейАвстрииПоРусскомуЯзыку #ВесьПьедесталНаш #ЕвропейскаяЖизнь

Публикация от Ilia Baskakov (@baskakov.ilia) 13 Мар 2018 в 1:31 PDT

Во-вторых — если ты нормальный человек, то и относиться к тебе будут нормально. К России относятся с интересом, многие из моих коллег на работе в России были и очень тепло отзываются о нашей стране. В новостях много про Россию, особенно в последнее время из-за президентских выборов и послания президента Федеральному собранию, где он рассказал про новые ракеты (что лично меня напугало, похоже, больше, чем европейцев).

Так что к нам нет никакого предвзятого отношения, и никогда я его в Европе не испытывал. И вообще стоит сказать, что австрийские школьники учат русский язык (да, их не так много, и это третий иностранный для них, но само по себе это немного шокирует) — это ли не главный показатель?

Трудно ли найти работу/жилье? Чем вы занимаетесь сейчас?

Я приехал по приглашению Министерства образования Австрии работать учителем в конкретные школы, поэтому у меня уже была работа. С жильём помогли коллеги — нашли прекрасное общежитие (тут общежития выглядят СООООВСЕМ не так, как у нас), у меня своя комната с ванной и туалетом и огромный общий обеденный зал на троих со всей бытовой техникой. Поэтому и жильё мне не пришлось искать, я переехал и сразу въехал в новый дом.

Работаю я учителем русского языка в трёх гимназиях. Официально моя должность называется «ассистент преподавателя», но по факту урок мы ведём в равной степени 50/50. Зарплата у меня почти такая же, как у учителя.

Моя недельная нагрузка — 13 часов. 6 часов в профильной экономической гимназии (по 2 часа в 13 классе — это выпускники, они учат русский 2,5 года в 12 и в 11 классе), 5 часов в гимназии (2 часа в группе «слабой» и 3 часа в сильной группе, с которой мы выиграли олимпиаду, писал выше) и 2 часа в реаль-гимназии (считается, что гимназия — с гуманитарным уклоном, а реаль (типа реальная) гимназия — с техническим, хотя это очень условно).

Плюс дополнительно я занимаюсь бесплатно с ребятами, которые хотят учить русский сверх программы. Их немного, три человека, это ещё плюс три часа, но это мне никак не оплачивается и ребята мне не платят — чисто моя инициатива.

Работа мне нравится. Уверен, что это педагогические гены от мамы. Потому что несмотря на то, что у меня нет педагогического образования, я постоянно работаю в педагогике: то в школе педагогом-организатором, то 5 лет на выездных программах Дворца пионеров тьютором и экспертом, то в университете. Я получаю от этой работы кайф, я знаю, как её делать и я умею её делать (тем более, я всегда работал со старшими школьниками и знаю, как с ними «управляться»). Плюс тут нет адовой бюрократии, которая есть в нашем образовании. И нет миллионов контролёров сверху — учителям тут доверяют и если их взяли на работу, значит, они профессионалы и знают, как и что преподавать.

Плюс здесь замечательнейшее преподавательское сообщество учителей русского языка. Это какие-то неземные люди, любящие русский язык и Россию так, как их не любят наши граждане. Почти сразу меня коллеги повезли на областную конференцию учителей земель Верхняя Австрия и Зальцбург, а потом и на всеавстрийскую конференцию. И это было просто супер!

Конференции учителей тут — это не сборища (простите) «тёток» со скучными лекциями и желанием поскорее свалить, потому что их заставили приехать. Нет, это встреча друзей, объединённых одним делом. Мы на конференциях делали материалы для местного аналога ЕГЭ по русскому языку. Но одновременно шутили, смеялись, гуляли, отдыхали. Нет слов, насколько это здорово! А ещё и приятно, что чужие люди говорят на твоём языке, так хорошо его знают и понимают, что большая часть из них училась в России (на курсах или по обмену) и все сто процентов любят Россию по-настоящему.

Не подумайте ничего такого, это не встреча «братьев во Христе», просто наш январский семинар учителей русского языка был в монастыре. Поэтому своим коллегам в Штайре я сказал, что ухожу в монастырь. Правда только на выходные. Вообще проводить семинары в монастыре, оказывается, очень популярно в Австрии. А этот монастырь-то и на монастырь не похож. На самом деле это — дворец, переданный монахам. И здесь самый роскошный собор, который я видел в жизни, после Базилики Святого Петра в Ватикане. Увы, фотографировать там нельзя, но вот заехать в Мельк ради того, чтоб увидеть это по дороги из Вены в Зальцбург, определённо стоит. А пост про нашу конференцию я напишу подробный в ВК и ФБ #УшёлВМонастырь #НоБыстроВернулся #УчителяРусскогоЯзыкаВАвстрии #ОсвещенныйКрест #ЕвропейскаяЖизнь

Публикация от Ilia Baskakov (@baskakov.ilia) 27 Янв 2018 в 10:28 PST

Экономика вашей жизни в новой стране?

По австрийским меркам я получаю мало, около 80 тысяч рублей. Но надо оговориться, что это за работу учителем с 13-часовой загрузкой в неделю. Конечно, учителя в простых школах в России никогда столько денег получать не будут, даже если возьмут две ставки (но это просто нереал по нагрузке). Этих денег мне полностью хватает на аренду (330 евро (23 тыс рублей) в месяц, коммунальные + интернет включены), на продукты (тут сложно подсчитать, потому что иногда закупаюсь на 3 евро, а иногда на 20, в магазин хожу 3-4 раза в неделю) и на ежемесячные путешествия. Плюс сверху траты на бассейн 2 раза в неделю (3,90 евро за 2 часа).

Материалы по теме
«Чем круче школа, тем больше неадеквата»: откровения красноярской учительницы
Детки толстосумов, мизерные зарплаты и уговоры завуча

Из непостоянных трат — курсы немецкого языка — 180 евро (12,5 тыс. рублей) за 2,5 месяца (книги входят в стоимость, и курсы стоят так дешево, потому что частично финансируются местным правительством, поэтому ты обязан много не пропускать, иначе возьмут по полной где-то около 420-450 евро). Транспорт в принципе дорогой, но я хожу пешком. До работы и до курсов — около 20 минут, до бассейна — 30 минут. За сотовую связь отдаю 15 евро в месяц. На медицину, слава богу, не тратился, но у меня страховка, по 300 евро (21 тыс. рублей) ежемесячно я автоматически плачу с зарплаты страховые и пенсионные взносы.

Ещё раз повторюсь, что еда — дороже, но незначительно (дорогие продукты типа изысканных сыров и прочего — я не беру). Значительно дороже мясо, а вот молочка и хлеб — на уровне Красноярска, пиво — дешевле (но у нас пиво гораздо вкуснее, правда не обыкновенная разливуха, а настоящий крафт, тут пиво я не пью). Но качество продуктов — в разы выше, так что в принципе ты тут выигрываешь.

А что бы вы хотели изменить в Красноярске, руководствуясь опытом жизни в новой стране?

Я люблю Красноярск, это самый родной для меня город и объективно, если убрать фактор экологии, то это один из самых пригодных для жизни городов России (жаль, фактор «чёрного неба» убрать нельзя). У нас есть что делать, есть, где работать и отдыхать. Нас окружает прекрасная природа. У нас симпатичный центр и, конечно же, Енисей (правда, самая красивая река, которую когда-либо видел, и говорю это не из-за местечкового патриотизма).

Но у нас неудобный город. Неудобный для пешеходов центр (не только центр, центр — лучшее место, поэтому все до сих пор приезжают гулять сюда (или в «Планету»)), потому что тротуары узкие и находятся по большей части в «среднем» состоянии. Про могильные оградки на тротуарах я даже и говорить не хочу — это уродство и убожество, которое никак не помогает организовывать дорожное движение, да и люди — не скот, чтоб их (нас) за оградами держать.

Неудобный город и для автомобилистов — ехать из Советского в Октябрьский район либо через Брянскую, либо через центр — и всё, отсюда пробки. Да и из центра я, например, в часы пик никогда не выезжал, сидел на работе или шёл в кино, потому что вариантов ровным счётом два — Шахтёров или Партизана. И опять пробки. Если бы у нас хорошо функционировал общественный транспорт, если бы развита была трамвайная сеть, то я больше чем уверен, что люди на короткие дистанции перестали бы пользоваться автомобилем.

Конечно, мне не нравятся новые районы — потому что город застраивается по принципу гетто (Покровский, Тихие Зори и им подобные). Только Преображенский похож на то, какой должна быть современная застройка. Дело даже не в том, что сейчас везде строят гостинки по 30 м², а то, как это делают — впихнули свечек без дворов, парковок, генплана, комплексного видения территории — и всё.

Илья Баскаков специально для интернет-газеты Newslab.ru,
фото из личного архива

Где живут бывшие красноярцы

Рекомендуем почитать