>
>
>
«Ваша любовь не означает, что вы будете счастливы вместе 24/7»: почему рассыпаются красноярские семьи?

«Ваша любовь не означает, что вы будете счастливы вместе 24/7»: почему рассыпаются красноярские семьи?

27.05.2020
31

Василина Степанова, практикующий кризисный психолог

Есть такой феномен, он называется «зимовочный синдром». Он встречается у людей, которые вынужденно находятся вместе длительное время — например, в экспедиции на зимовке.

Чем это похоже на самоизоляцию? Тем, что это тоже вынужденное обстоятельство — то есть мы самостоятельно не принимали решение, с кем оставаться и где. Изоляция резко изменила уклад нашей жизни, более того, отягощает ситуацию то, что срок окончания не определен.

В этом плане длительность и вынужденность повышают уровень враждебности друг к другу.

На изоляции обостряется чувствительность, из-за большого количества напряжения нас может обижать то, на что раньше мы бы не обратили внимания. Повышается уровень тревожности, может нарушаться сон, возникать апатия и даже депрессивные проявления.

Враждебность к другому — это перенос каких-то своих переживаний на человека, который рядом. Возникает ощущение, что он в чем-то виноват, что он не делает чего-то, что должен делать, и ведет себя как-то неправильно. Таким образом психика защищается — когда наши границы нарушаются, мы пытаемся дистанцироваться. Иногда это происходит через враждебность.

Почему изоляция приводит к насилию в семье?

Статистика говорит о том, что случаев домашнего насилия в России на период самоизоляции больше не стало, но надо понимать, что в данный момент обращения в полицию редко заканчиваются реальной помощью женщине. Об этом много говорят общественники — сейчас из наказаний за домашнее насилие есть только штраф в размере 5000 рублей, который естественно берется из домашнего бюджета. Если представить себе ситуацию, что женщина живет с мужем, который ее избивает, она пишет на него заявление, а потом остается в этом же доме, а еще нужно выплатить штраф — можно осознать, что вероятность усиления насилия только повышается.

Я думаю, что условия пандемии также влияют на ситуацию — чтобы написать заявление, в полицию надо прийти, а если мы сталкиваемся с такими историями, как в Красноярске, когда две девушки обратились в полицию с заявлением об изнасиловании, а им выписали штраф о нарушении самоизоляции — можно понять, почему заявления не несут в правоохранительные органы сейчас.

Что делать жертве домашнего насилия?

Первое, что нужно делать человеку, который стал жертвой домашнего насилия — обеспечить себе безопасность. Сильно будет зависеть ситуация от того, кто пострадал от домашнего насилия — если это ребенок, то у него практически нет возможности обратиться за помощью, особенно в условиях изоляции. Можно порекомендовать обращаться на телефоны доверия. Если мы говорим про взрослых людей, то механизм один — уходить. Сталкиваясь с физическим и сексуальным насилием, сделать что-то практически невозможно — можно только уйти из этих отношений.

Очень часто кажется, что жертва сделала или сделал что-то не так, чтобы этого насилия не было. Но не они отвечают за насилие, за него несет ответственность тот, кто его совершает. Они не могут влиять на решения другого человека — бить, насиловать, совершать жестокие действия. Агрессор сам принимает решение бить. Есть иллюзия, что человек перевоспитается, но это всего лишь иллюзия.

Следующий очень важный шаг — это план безопасности и поиск того, кто может помочь.

Телефоны помощи
8-800-7000-600 — всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье.

7-812-327-30-00 — телефон доверия «Кризисного центра для женщин (ИНГО)» (работает онлайн-приемная на сайте)

7-499-901-02-01 — телефон доверия центра «Сестры» (работает онлайн-приемная на сайте)

План безопасности — это алгоритм действий, который позволит себя обезопасить: договориться с соседями, что если услышат крики, вызовут наряд полиции, собрать сумку с самым необходимым, чтобы можно было быстро уйти и т.д. Сильно будет зависеть ситуация от того, в каких обстоятельствах находятся стороны — вдвоем в замкнутом пространстве или есть другие люди, которые занимают чью-то сторону. Общая идея — найти возможность не пострадать, выйти из отношений и оставаться в безопасности.

Семейные конфликты и ссоры — это необязательно про насилие. Однако если вы осознаете, что проявляете агрессию к близким, можно обратиться за помощью к специалистам, например, к психологу. Мужчина может пойти в организацию «Мужчины XXI века», которая работает по норвежской системе и помогает постепенно справиться со своей физической агрессией.

Самоизоляция — это хорошая возможность узнать друг друга и понять, можете ли вы договориться с партнером или нет.

Оксана Анищенко, психолог

То, что мы выбрали друг друга и любим друг друга, не означает, что мы должны быть вместе 24 часа в сутки и получать от этого удовольствия.

Возникает вопрос собственного выбора: одно дело, когда мы сами приняли решение о самоизоляции, другое дело — когда решают за нас. Это вопрос готовности быстро адаптироваться под продиктованное кем-то решение. Это так или иначе вызывает внутри сопротивление. От человека требуется гибкость, но людей с гибкой психикой, скажу вам по своей практике, не так много. Любые изменения вызывают у нас напряжение. Возьмем даже период отпуска: первое, что возникает — это расслабление, а затем тревога, потому что нет привычной схемы, которую мы привыкли каждый день проживать. Даже если мы не осознаем тревогу, она появляется.

Если говорить, кому легче в самоизоляции — взрослым или детям — то детям сложнее, потому что они берут на себя больше ответственности за напряжение в семье. У детей есть подсознательные механизмы, чтобы удерживать семью в равновесии, потому что если в семье все хорошо, то и им хорошо. При этом у них нет понимания, что происходит и что с этим делать. А сознательных страданий и эмоциональных переживаний больше у взрослых — в первую очередь потому, что они осознают, что происходит, масштабность ситуации. Но вопрос в том, осознают ли на самом деле взрослые масштаб? Никто из нас не был в похожей ситуации и может опираться только на тот опыт, который он проживал раньше.

Почему изоляция приводит к насилию в семье?

Что касается насилия, то я бы напрямую не связывала это с самоизоляцией, а связывала бы с любой ситуацией, где что-то изменилось. Просто ситуация с пандемией проявила естественные модели, которые заложены внутри той или иной семьи. Любая кризисная ситуация проявляет то слабое, что было в жизни человека. Если у человека заложена модель выхода из кризисной ситуации в виде насилия, то она может проявиться в любое время, не только в период самоизоляции. У многих, напротив, сейчас идет переосмысление семейных ценностей — многие пересматривают свои родительские позиции, отношения внутри семьи. Это тоже реакция на кризисную ситуацию.

Что касается гнева, то в нашей культуре это табуированные понятия. У нас не принято проявлять гнев, снимать напряжение — например, бить подушку, пойти прогуляться — и люди сталкиваются с огромным сопротивлением со стороны близких.

Человеку приходится подавлять агрессию, а затем это приводит к вспышкам. Есть несколько способов сбросить агрессию — бить подушку, покричать (например, в машине с громко включенной музыкой), а еще гнев можно рисовать — прямо пальцы макать в краску, лепить из пластилина, описывать гнев на бумаге и т. д. Главная задача — не подавлять эмоцию, а выразить её.

Если кто-то раздражает, то это означает, что есть необходимость что-то изменить. Часто люди переносят свою неудовлетворенность жизнью на близкого человека, высказывают ему претензии. Чтобы справиться с этим, можно обратиться к специалисту. Чтобы справиться самостоятельно, нужно понять, что внутри себя вы хотите изменить и поэтому проявляете это в виде претензии к человеку. Быть может, речь идет об отношениях, которым нужны изменения, поэтому есть напряжение. Напряжение — это лишь сигнал к действию. Можно сколько угодно требовать от близких изменений, но начинать нужно с себя.

Кристина Торгашина, психолог

Бывает ли так, что кто-то не устает друг от друга? Я думаю, такое может быть, особенно для людей, у которых эта ситуация уже была в опыте.

Например, все члены семьи работали в дистанционном режиме из дома или многие мамы теперь говорят, что они и так в режиме самоизоляции. Но всем свойственно уставать. Это нормально, вопрос в том, понимаю ли я про себя, когда я устаю (а не когда я уже реву в душе, чтобы никто не видел не слышал) и умею ли я этим состоянием управлять.

Как человек, неравнодушный к изучению конфликтов, могу сказать, что многое зависит от моей коммуникативной компетентности, то есть разговаривать мы не всегда друг с другом умеем, договариваться, быть терпимым к другому. Только говоря «терпимым» я имею в виду не терпеть того «другого», а принимать. А в случае возникающих трудностей обсуждать их и вместе находить решение.

Есть лайфхак, которым я могу поделиться. Он звучит так: «будь немного тормозом». Его можно назвать по-другому «остановись», «сделай паузу», «сосчитай до 10». Тут важно понять, как мы себя делаем раздраженными, и не важно на кого — ребёнка, мужа, свекровь, родителя. Ключевая фраза: «мы себя делаем раздраженными».

Мария Скоробогатова, клинический психолог

Почему в условиях, когда все дома, все могут устать друг от друга? Прежде всего, потому что у работающих родителей обязанностей становится в разы больше. Совмещение работы, обучения или просто игр с ребенком, домашних обязанностей — все это вынуждает мозг постоянно переключаться с одной задачи на другую. И не все эти задачи рабочие. Ведь ребенок, особенно, если это дошкольник, да и младший школьник тоже, не будет ждать, когда мама и/или папа дома, а ему что-то надо.

В нашей стране небольшой процент работал до самоизоляции на удаленке, поэтому для ребенка родитель находящийся дома — свободен. Маленькие дети не умеют сами себя занимать. Им необходима организация деятельности. А работающие родители не могут ее дать. Это иллюзия, что мозг делает несколько дел одновременно.

На самом деле мозг часто переключается с одного объекта на другой. Соответственно, когда родитель отвлекается, для возврата к своей рабочей задаче его мозг тратит дополнительную энергию. Соответственно, мозг истощается. А истощенный мозг легко переключается с эмоции на эмоцию, более импульсивен. Так в нас рождается раздражение, которое нам трудно контролировать. Особенно, когда ситуация повторяется регулярно и длительно.

О родительском выгорании

Последние десятилетие в российской психологии появились исследования такого феномена, как синдром родительского «выгорания». Ранее всегда говорилось только о выгорании в профессиональной сфере. Конечно, было бы интересно провести исследование, но можно предположить, что уровень раздражения и вербальной агрессии вырос в тех семьях, где один или оба родителя имеют симптомы родительского выгорания.

Бывает ли так, что никто не устает? Мне кажется, такой вариант возможен. Для этого у обоих родителей должна быть возможность (умение, навык, желание) попросить друг у друга помощи, если один из них чувствует, что теряет эмоциональный ресурс.

Умение слышать друг друга, оказывать помощь, готовность взять на себя часть функций другого, более занятого, родителя — эти качества можно назвать сейчас самыми важными в семье. Например, у нас в семье муж работает вне дома. Моя нагрузка снизилась, но все же работа есть и я работаю из дома. И когда бывают тяжёлые дни, вечером, когда приходит муж, я просто иду одна гулять или в магазин. Или просто катаюсь на машине. Кто-то бегает, кто-то слушает лекции, кто-то рисует... Главное — найти свой способ восстановления. Ещё семьи более благоприятно переживают период самоизоляции если у них есть возможность смены обстановки. Например, уехать за город, на дачу. Там дети более свободны, да и родители тоже.

Лайфхаки, чтобы не раздражаться на своего ребенка в условиях самоизоляции:

  • оценить адекватность своих требований к конкретному человеку;
  • перераспределить время, для того, чтобы совмещать работу и процесс обучения у ребенка;
  • адаптировать ребенка к дистанционному обучению (четкое расписание уроков, организация рабочего места, выполнение «домашки» и так далее);
  • примите свое раздражение, вы имеете право раздражаться, вы живой человек.

И самое главное — злиться это нормально. Можно проговорить свое раздражение: это может быть муж или близкая подруга. Затем можно проанализировать свое чувство раздражения: это я на ребенка раздражаюсь или потому что мне начальник сейчас замечание сделал? Или, может, мне сейчас просто хочется побыть одной, а этой возможности нет и меня это злит, а ребенок здесь ни при чём?

Беседовала Маша Русскова специально для интернет-газеты Newslab,
фото предоставлены героями материала

Рекомендуем почитать