>
>
«Видеть здоровых и счастливых пациентов — главная награда»: медики рассказали о работе на ГОКе «Полюса» во время коронавируса

«Видеть здоровых и счастливых пациентов — главная награда»: медики рассказали о работе на ГОКе «Полюса» во время коронавируса

23.06.2020
0

Альберт Лейман, хирург сводного отряда медиков Красноярского края: «Благодарность пациента все затмевает»

Альберт Лейман
Фото: личная страница в соцсети

Моя базовая специальность — хирургия. Учитывая ситуацию в стране и мире, я отучился на лечение больных с коронавирусной инфекцией. Свое решение я дал, не раздумывая. Так же и с поездкой в Еруду — даже не думал. И с 9 мая мы находились там. Это был наш первый заезд.

Родные и близкие отнеслись с пониманием. Они привыкли, что медицина требует того, чтобы себя ей посвящать целиком и полностью. Меня никто не отговаривал, потому что у меня всегда позиция твердая и четкая.

В Еруде я впервые столкнулся с коронавирусом, и многое было в новинку — и много больных, и госпиталь еще был не готов до конца. Мы занялись сортировкой пациентов, разбирались, как организовать места для лечения. Вместе с сотрудниками «Полюса» даже расставляли кровати, делали разводку кислородную. Кроме того, пришлось много работать с пациентами, с вахтовиками, которые были в неведении.

Материалы по теме

Я честно заболеть не боялся, потому что было понимание, с чем мы столкнулись. Главной целью было — быстрее наладить работу. Тогда еще были пациенты, которых необходимо было транспортировать, и мы все это делали. Нам понадобилось порядка 10 дней. И потом все стабилизировалось, появилась система, и работать стало легче.

Я пробыл 6 недель на ГОКе, ни о каком отдыхе я не думал, особенно в первую неделю. Даже если приезжали в гостиницу, все равно всегда находились на связи, подсказывали коллегам на местах. Поэтому было не до отдыха, только на своих волевых качествах двигались вперед.

Сейчас мы уже приехали домой. Когда вышли из автобуса, нас встретило руководство нашей Краевой больницы с приветственными словами. И это было очень приятно, всех за душу тронуло все, что было сказано. После разгрузки уже ушли на карантин.

Опыт на ГОКе я получил очень серьезный. Если бы мне еще раз предложили проехать в госпиталь, я бы, конечно, согласился. Потому что помогая людям и делая свое дело, мы получили хороший результат и купировали коронавирусную инфекцию.

И когда мы выписывали людей, мы могли наблюдать эти счастливые лица, их улыбки, слышать их благодарность, это все затмевает, все неудобство. Люди смогли отправиться домой, к семьям, они были счастливы — и это счастье стало возможно, в том числе и благодаря нам, врачам.

Андрей Токарев, анестезиолог-реаниматолог ФМБА: «Семью не видел 2,5 месяца, очень скучаю»

Я работаю в Железногорске в отделение реанимации, я анестезиолог-реаниматолог. У нас больница общего профиля — там и новорожденные, и дети, и хирургия, и пожилые. Когда началась пандемия, я заехал в инфекционное отделение в качестве реаниматолога и до 18 мая я работал в «красной зоне». Родные приходили под окна, передавали посылки. Я уже более 2,5 месяцев не был дома.

Потом мы узнали, что на «Полюс» требуются реаниматологи, медсестры, и мы всей бригадой приехали сюда. И даже вместе с главным врачом.

Андрей Токарев
Фото: ФМБА России

Командировки у меня были, я примерно понимал, куда еду. Я переживаю за то, что жена дома, дети на ней, дача, машина. Удаленно стараюсь помогать — договариваюсь с кем-то, материально помогаю. Мы все соскучились, но все понимают, это наша работа, другой у нас нет.

Госпиталь сильно отличается от работы в больнице, потому что в Железногорске были разные больные, а здесь и диагноз у всех один, и пациенты схожи — здоровые крепкие мужчины. Здесь приходится работать в костюме по 6 часов, его уже не снимешь — не поешь, не попьешь. В свободное время я отдыхаю, отсыпаюсь, общаюсь с коллегами, делюсь опытом, впечатлениями.

Здесь, в госпитале, не всегда есть время пообщаться с пациентами, объяснить им, успокоить. Потому что неизвестность их немного пугает, они начинают нервничать.

Наш госпиталь рассчитан, в основном, на легкую и среднюю степень тяжести, тяжелых мы старались отправить в Красноярск, хотя все оборудование у нас есть, мы в любом случае готовы оказать помощь — есть и лекарства, и знания, и оборудование. В своей работе мы живем в состоянии стресса и я уже привык к тому, что в любой момент ситуация может измениться, и может случиться что-то экстренное. И здесь бывали такие случаи — когда утром пациент себя чувствует хорошо, ходит, а уже к вечеру — хоть на ИВЛ клади.

Как только я приеду домой в Железногорск, я вновь попаду в инфекционное отделение, к заболевшим. И домой я, наверное, буду только к сентябрю. Больше всего скучаю по детям, по семье. Первым делом встречусь с родными и близкими.

Евгений Захарченко, начальник госпиталя, военный врач: «За личный состав переживал больше, чем за себя»

Я закончил терапевтический факультет в Томском военно-медицинском институте. Потом меня распределили на Урал, там я пять лет проходил службу, были у меня командировки на юг, я поменял несколько гарнизонов. Всю жизнь я был военным врачом.

Когда пришла пандемия, я находился в Юрге Кемеровской области, там у нас дислоцируется воинская часть. До попадания в ГОК я занимался только профилактической работой по коронавирусу. К счастью, там вспышки нет, больных нет, поэтому я только работал на предотвращение. Еще в самом начале коронавируса вышел указ президента о создании мобильных госпиталей. Часть моих коллег отправилась в Дагестан, где очень много заболевших, а я вот попал в Северо-Енисейский район, в Красноярский край.

Когда отправлялся, было немного волнительно, потому что это было неизведанно, это было впервые. У военного врача понятно — он на фронте знает, какая травма к нему поступает, а здесь — враг есть, но он невидим. И поэтому, конечно, специфика сложная, прежде всего, из-за неизвестности.

Но почему-то за себя я не переживал, я переживал больше за личный состав, которым я командовал. Первая и основная задача командира — сберечь и укрепить здоровье личного состава, чтобы никто из моих подчиненных не заболел. Самое сложное в работе начальника госпиталя — пройти слаживание коллектива. Люди приезжают из разных регионов со своими привычками, темпераментом, требованиями. Но есть приказ, задание, его нужно выполнять. Нам все удалось, мы со своим заданием справились.

У нас есть строгий противоэпидемиологический режим — это правила перехода из так называемой «грязной» зоны в чистую: это как снимать маску, как переодеваться, как проводить дезинфекцию. Наши смены длятся по 6 часов, и именно соблюдение правил позволило нам избежать вспышки среди личного состава. И потом перерыв. Нам, к счастью, хватает врачей, чтобы соблюдать эти смены и чтобы было время и на работу, и на отдых.

Сначала пациенты нас восприняли неоднозначно: это вахтовики, они должны были лететь домой, а тут их не пускают. И они не знали, ни когда им разрешат уехать, ни чем они болеют. Но потом в конце, когда их выписывали, все говорили «Спасибо, доктор!». Не было ни одного человека, который бы не был благодарен.

К счастью или к сожалению, мы здесь все в работе. Находимся среди тайги, за периметр выходить страшновато — там дикий зверь. Поэтому отдыхаем мы размеренно — отсыпаемся, читаем, общаемся с коллегами.

Дома меня ждут жена, семья. Конечно, они волнуются. К командировкам привыкнуть, наверное, нельзя. Каждый раз, когда я уезжаю, жена меня провожает, как в первый раз, каждый раз плачет и волнуется. Но она уже готова, уже знает, как сумку собирать.

В целом, я получил богатейший опыт. Должность была мне неизвестная, я от старших коллег буквально за неделю узнавал , как управлять таким количеством личного состава, о чем кто может думать, кто что должен делать. Но я очень горд результатом — потому что весь этот результат, ты его сделал сам, был сам везде, во всем участвовал лично, а не в кабинете. Впереди у нас День медицинского работника, будем организовывать хоть небольшой, но праздник.

Эмиль Галеев, заведующий здравпунктом: «Мне посчастливилось поработать в одной команде с реально крутыми коллегами»

Я окончил педиатрический факультет Казанского Государственного медицинского университета в 2002 году. Ну а стать врачом — это у нас семейное, наверное, у меня в семье все медики.

Эмиль Галеев

Сразу по окончании интернатуры по скорой медицинской помощи решил набраться ума-разума в «неотложке», так сказать, получить реальный боевой опыт. Ну и «залип» на 15 лет. Прошел всю «неотложку» от педиатрического отделения до работы в кардиореанимационной бригаде, и однозначно могу сказать — это того стоило. Такую разнообразную и жизненно важную школу, наверное, больше не получить ни в одном направлении медицины. Когда едешь на вызов и не знаешь, что тебя ждет, а цена жизни — несколько минут промедления, вот тут по-настоящему учишься принимать единственно правильное решение, от которого зависит жизнь и судьба многих людей.

Медицина — это скорее всего призвание, неблагодарный, ответственный, малооплачиваемый тяжкий труд.

После того, как медработников перевели в разряд обслуживающего персонала, работать стало совсем «не айс». Раньше все-таки отношение людей было совсем другим: тебя ждали, тебе верили, а не проверяли каждое твое слово и назначение тут же при тебе в интернете, в соцсетях и блогах. Сейчас прослеживается потребительское отношение во всем. Но весь этот негатив меркнет на фоне каждой в очередной раз спасенной жизни, когда душа поет, когда понимаешь, что не зря потратил полжизни, постигая тайны профессии, которой посвятил всего себя.

Быть доктором в «Полюсе», наверное, то же самое, что и быть доктором в любом другом месте. Пациенты — они везде одинаковые, одинаково болеют, выздоравливают, радуются жизни. Есть конечно своя специфика, например, наличие опасного производства, повышенный травматизм и прочее.

В наше подразделение включено 4 здравпункта: ОГОК — два, Благодатное — один, Кокуйский угольный разрез — один. В штате 3 медсестры, 3 санитарки, 2 врача и 38 фельдшеров. Сейчас штат временно усилен медицинскими работниками, принятыми на период действия антикоронавирусной программы. Круглосуточный режим работы, 12-часовые смены. Мы оказываем первую, а также консультативную помощь, учитываем и ведем группы риска по состоянию здоровья, сопровождаем культурно-массовые мероприятия, проводим обучение. А вот быть руководителем здравпункта на «Полюсе» — это уже совсем другое дело. Я, наверное, до конца своей жизни буду благодарен «Полюсу» за полученный колоссальный опыт.

Это опыт командной работы, взаимодействие с руководителями других подразделений. Мне посчастливилось поработать в одной команде с реально крутыми руководителями, не постесняюсь сказать, что они лучшие, с кем мне доводилось до этого общаться. Не буду перечислять всех, но в основном это руководители высшего управленческого состава.

Скажу одно: этот опыт дорогого стоит. Каким бы руководителем ты ни был, но пытаться решить все самому — не вариант, рано или поздно выдохнешься, наступит профессиональное выгорание. Этот урок был усвоен в полном объеме. Чтобы чего-то достичь в «Полюсе», в первую очередь должна быть единая команда единомышленников, действующая и работающая как один организм, и вот тогда все будет так, как надо.

Беседовала Валя Котляр специально для интернет-газеты Newslab

Рекомендуем почитать