>
>
>
«20 лет назад я собственными руками монтировал базовые станции»: как вырасти из инженера в директора филиала сотового оператора в России

«20 лет назад я собственными руками монтировал базовые станции»: как вырасти из инженера в директора филиала сотового оператора в России

01.06.2022
4
Дмитрий Горожанинов, директор филиала Tele2 в Красноярском крае
Фото: Tele2

Как вы попали в телеком?

Скорее всего, моя профессия была предопределена — мои дед и отец были связистами, так что я, выходит, потомственный связист. Как и все дети, я стремился побывать у папы на работе, и он меня брал: я видел интересные залы с оборудованием, но что там происходило — не понимал.

Я родился в селе Туруханск Красноярского края, но учился в Высшем военном командном училище связи в Кемерове. Затем меня распределили в Красноярск — то есть я вернулся домой. Пять лет служил по контракту. Потом поехал обратно в Кемерово, где было много моих товарищей. Один из них уже трудился в отрасли мобильной связи, он меня и пригласил работать вместе с ним.

В телеком я пришел в 2001 году — с тех пор прошло больше 20 лет. Начинал с позиции рядового сотрудника — инженера по развитию сети. Собственными руками монтировал базовые станции в те времена, когда мобильная связь только-только развивалась, а GSM (иначе — 2G, стандарт сотовой связи) делал первые шаги по стране. Но я работал еще с первым стандартом сотовой связи — NMT-450 (1G). Тогда телефоны были большими и тяжелыми, а связь оплачивалась в валюте и была дорогой, как и абонентское оборудование.

Раз отрасль только зарождалась, с какими ожиданиями шли в эту сферу?

Были ожидания чего-то интересного и неизведанного. В детстве я прочитал роман Алексея Толстого «Аэлита». Там человек доставал коммуникатор из кармана и видел своего собеседника. Не зря говорят, что писатели-фантасты опередили время. Они описали современную мобильную связь.

В 90-х представить, что человек идет по улице и разговаривает по телефону, — было чем-то из разряда фантастики. Когда я учился, чтобы позвонить родителям из военного училища, мне нужно было заказать переговоры в отделении связи за три дня: я приходил в назначенное время, и нас соединяли — на три минуты или на пять. И только такая возможность была поговорить по межгороду.

Мои ожидания от работы в телекоме оправдались. До сих пор эта отрасль для меня — вызов, поскольку постоянно появляются новые стандарты, технологии, новое абонентское оборудование. Я считаю, что мне повезло с профессией.

Однажды небольшой компанией мы ехали на машине, и товарищ сказал моему сыну: «Смотри, вышка!» А сын поправил: «Это не вышка, а башня сотовой связи, и ее строил мой папа!» До сих пор за эту его фразу берет гордость. Кажется, ради таких моментов и стоит жить, работать, развивать один из самых востребованных для людей продуктов — мобильную связь.

Какое значение сейчас имеет мобильная связь и как устроена работа в телекоме?

Сейчас сотовая связь — это уже необходимость. Если вы, выходя из дома, забудете мобильный телефон, то наверняка за ним вернетесь. Я, например, могу уехать на работу без бумажника, а без телефона — нет. Да и номер телефона сейчас уже как паспорт: к нему привязаны банковские карты, аккаунты в соцсетях, различные приложения, те же «Госуслуги». Когда человек теряет SIM-карту, это сильный стресс.

Кроме того, мобильная связь — это живой организм, который постоянно живет, меняется, и он зависит от огромной команды специалистов. Работников телекома можно условно разделить на два блока: первый блок — технический. Его сотрудники строят базовые станции и обеспечивают работоспособность сети. Второй блок — это работа с клиентами. Конечно, это не только сотрудники службы поддержки. Это и специалисты, которые создают экосистему оператора, где у каждого абонента Tele2 есть дополнительные возможности. Например, возможность делиться гигабайтами с другими клиентами, продавать неиспользованные остатки минут и гигабайтов на нашей специальной площадке — «Маркете» — и многое другое.

Зачем нужны базовые станции? Если простыми словами для не «технарей»?

Тут поможет аналогия с телевидением. Все знают, что есть телевышки, которые обеспечивают картинку на экране. У сотовой связи принцип похожий. Чтобы люди могли комфортно общаться и пользоваться мобильным интернетом в любом районе, нужны базовые станции. При их строительстве мы стремимся не испортить городскую архитектуру.

Раньше на столбах висела куча проводов, и из-за них неба не было видно. Это был своего рода «кошмар связиста». Сейчас такого нет. В России, в том числе в Красноярске, вместо громоздких базовых станций устанавливают опоры двойного назначения — их сложно отличить от фонарных столбов. Иногда на них даже есть освещение, просто наверху — три панельных антенны. Современный мир — беспроводной.

Одна из вышек в Красноярском крае
Фото: Tele2

Что касается устройства базовой станции, то это примерно как WiFi-роутер. У базовой станции тоже есть антенна — только побольше, чем у роутера, — и блок, который обрабатывает радиосигналы и передает их на коммутатор оператора. Коммутатор находит вашего собеседника — того, кому вы звоните, — передает сигнал на ближайшую к нему базовую станцию и далее на его телефон.

А сколько у вас мобильных телефонов?

У меня один телефон, больше мне не требуется. Он обеспечивает все мои потребности: я пользуюсь мессенджерами, звонками, разными приложениями. Есть на моем телефоне и приложения моих детей. У младшего сына, например, нет своего смартфона: он играет в игры или общается с друзьями с моего.

Кстати, в Tele2 мы сами подключаем все необходимые нам услуги, выбираем тариф и т. д. Такова политика компании. Это помогает не отрываться от клиентов и понимать, как они совершают простейшие операции и насколько им удобно пользоваться нашей связью.

Что сейчас больше востребовано у клиентов — мобильный интернет или звонки?

Количество пользователей мобильного интернета растет огромными темпами из года в год. Соответственно, растет и интернет-трафик в нашей сети. Например, в прошлом году красноярцы стали «качать» почти в полтора раза больше, чем в 2020-м. Самый эффективный для предоставления высокоскоростного мобильного интернета стандарт — 4G. Он подходит для любых целей: можно неограниченно пользоваться соцсетями и мессенджерами, смотреть фильмы онлайн, совершать видеозвонки. При этом не будет «застревать» ни картинка, ни голос.

Однако есть клиенты, которые пользуются только голосовой связью и только кнопочными телефонами. Например, люди старшего поколения, которым сложно освоить смартфон. Также многие выбирают кнопочные телефоны для детей. Я так и поступил. Я не покупаю младшему сыну смартфон, чтобы он не отвлекался от учебы или, например, когда переходит дорогу.

Вторая причина, почему «кнопочников» (так мы называем пользователей кнопочных телефонов) еще довольно много — неоднородность рельефа и климата в Красноярском крае. В нашем регионе много мест, куда трудно добраться. Туда не проложена оптоволоконная сеть и есть только спутниковый канал связи. В таких местах запустить 4G не может ни один оператор. Но там есть голосовая связь. В качестве примера могу привести село Хатанга. Оно находится за полярным кругом, еще севернее Дудинки.

Также случаются пиковые нагрузки. Например, это праздники, когда люди друг друга поздравляют. Многие по-прежнему предпочитают делать это голосом. Я в этом плане тоже «старовер»: люблю позвонить и услышать на том конце голос мамы или друга, потому что говорить — это тоже удовольствие.

Правда ли, что в интернете «сидит» только молодежь?

Не совсем. Самые стабильные и надежные клиенты — это люди преклонного возраста. Если научить их пользоваться интернетом, то более преданных абонентов просто не найти. Моей маме 72 года, и я ее «пристрастил» к Сети несколько лет назад.

По статистике старшее поколение использует не меньше трафика, чем молодежь. Да, они не смотрят видео в TikTok, но активно общаются — в тех же «Одноклассниках». Мой отец, например, увлекается рыбалкой и постоянно смотрит мастер-классы в интернете. Кстати, не так давно Tele2 даже запустила акцию «Переведи бабушку в интернет». Мы создали специальную брошюру, помогающую освоить возможности смартфона, — ее можно скачать на сайте.

Кадр из рекламы Tele2, посвященной акции «Переведи бабушку в интернет»
Источник: Tele2

Вы говорите, что трафик с каждым годом растет. Он всегда рос или это тенденция последних лет?

Потребление мобильного интернета растет уже много лет. Но в последние годы пик, безусловно, пришелся на пандемию. В 2020 году произошел колоссальный сдвиг в распределении трафика: все ушли на «удалёнку» и случился серьезный отток трафика из центральных частей городов в спальные районы и пригород. Мы видели, как красноярские клиенты мигрировали в Емельяновский и Манский районы. Я живу за городом, и у меня дома до сих пор нет проводного интернета, поскольку никто из провайдеров не может его провести. Но там есть покрытие Tele2. Поэтому на «удаленке» я спокойно работал с ноутбука, раздавая интернет с мобильного телефона.

Так вот, когда произошла эта миграция клиентов, нам пришлось быстро увеличивать емкость сети на окраинах и в окрестностях городов, строить базовые станции в спальных районах и дачных поселках, где раньше не было таких огромных объемов трафика.

Сейчас ситуация с пандемией несколько успокоилась. Но красноярцы не стали меньше пользоваться мобильным интернетом, многие продолжили работать на «удаленке». Мы видим рост трафика, но уже не такой взрывной, как было в начале пандемии. Кроме того, постепенно распределение трафика выравнивается, часть его возвращается в центры городов.

Как Tele2 справляется с нагрузкой на сеть?

Специалисты компании в режиме реального времени видят, где в регионе растет трафик. Если есть необходимость, мы увеличиваем емкость сети: либо строим дополнительную базовую станцию, либо добавляем передатчики на существующие объекты. Например, с начала этого года мы запустили в Красноярском крае более 70 базовых станций и почти половину из них — в Красноярске.

Отмечу, что по сравнению с другими операторами у нас есть преимущество. Мы запускали сеть 4G в Красноярском крае в 2018 году, позже других операторов. И сеть мы строили не только с учетом растущего трафика, но и учитывая все нюансы, которые стали известны за время развития технологии. Поэтому у нас действительно хорошая емкость сети. И, как я уже сказал, мы здорово улучшили покрытие и ёмкость сети в начале пандемии.

Изменился ли у клиентов профиль потребления во время пандемии? Какие сервисы и услуги стали популярны?

В пандемию контент стал «тяжелее». Клиенты стали больше смотреть видео, что тоже сказалось на нагрузке на сеть. Но мы отстроили такую емкую сеть, что она способна покрыть все потребности пользователей. При этом мы продолжаем постоянно следить за трафиком, чтобы при необходимости добавить где-то 4G-передатчик и ускорить интернет.

Еще одна тенденция, которую мы заметили в 2020-2021 годах, — вырос спрос на доставку SIM-карт на дом. Мы предоставляем такую услугу, это бесплатно и удобно. Можно заказать «симку» из 25 населенных пунктов Красноярского края. Но при этом многие люди продолжают приходить в салоны связи, потому что предпочитают живое общение. Также пандемия подстегнула развитие сегмента электронных SIM-карт. eSIM — это микросхема, которая уже встроена в телефон. Если телефон поддерживает эту функцию, пластиковая карта не нужна. Достаточно подключиться через сайт или приложение «Мой Tele2».

Дмитрий Горожанинов: «Сегодня люди тратят деньги, чтобы сэкономить время»
Фото: Tele2

Какие тренды, на ваш взгляд, будут развиваться в будущем?

Есть выражение, я его часто использую: раньше люди тратили время, чтобы сэкономить деньги, а сейчас наоборот — люди тратят деньги, чтобы сэкономить время. Образ жизни во время пандемии «перевернулся». Предложения и услуги, которые экономят время, с 2020 года стали развиваться быстрее. Уверен, что в дальнейшем этот тренд только усилится.

Беседовала Анастасия Гнедчик специально для Newslab

Рекомендуем почитать