>
>
>
«Если дна не видно, то и бояться нечего»: как спелеологи из Красноярска покоряют опасные пещеры

«Если дна не видно, то и бояться нечего»: как спелеологи из Красноярска покоряют опасные пещеры

11.11.2021
2
Участники экспедиции в Абхазию в пещере

Спорт, туризм или исследование?

Спелеология
Наука, которая изучает естественные пещеры: процессы их образования, геологию и гидрологию, фауну и флору подземного мира. Также в пещерах ищут археологические и палеонтологические ценности.
Сам термин спелеология появился в 1890 году. Он обозначает именно науку, которая находится на стыке физической географии, гидрогеологии и минералогии. В России словом «спелеология» также называют спортивный туризм, связанный с прохождением пещер.

В России спелеология как вид туризма начала развиваться в 60-х годах прошлого века в Красноярске, на Урале и в Крыму. Позднее было введено категорирование пещер по степени их сложности. Выйти на маршрут без одобрения контрольно-квалификационной комиссии тогда было нельзя.

Вообще, говорить о спелеологии как только о спорте нельзя. Это своеобразный микс исследования и туризма. Но пещеры бывают очень сложными, поэтому только хорошая спортивная подготовка позволит пройти дальше и глубже.

Если говорить про «большую спелеологию», то приходится уходить под землю на глубину до 2 км. Среднестатистические колодцы в них имеют глубину 50-70 метров, а самые большие — они находятся в Азии — достигают 500 метров. Для сравнения, самый высокий небоскреб Москва-сити — чуть больше 300 метров. А еще в пещерах есть подземные водопады, завалы, узкие ходы и высокие стены, по которым нужно лазить.

Дна не видно, значит не страшно

Все люди приходят в спелеологию по-разному. Самый распространенный случай — занятия в какой-то детской секции. Например, я в детстве пришел в детский турклуб, который специализировался именно на посещении пещер.

Мне понравилось, потому что там всё было неизведанное и, главное, я не чувствовал страха. Хотя в тот момент у меня была боязнь высоты. Но в пещере мне было максимально комфортно — если дна не видно, значит и бояться нечего. Из этого принципа я остался и примерно через три года понял, что это мое.

Спелеология — занятие не для всех

Сейчас у людей появились возможности попасть в пещеру с коммерческим выходом или через школу спелеологии, которую проводит красноярский краевой клуб спелеологов. Люди приходят, пробуют и кто-то остается. Но таких немного — всего около 10-20 %. У остальных ожидания от выхода в пещеру не совпадают с тем, что они видят на самом деле.

Без кувалды в пещеру нельзя...

Спелеолог несет с собой в пещеру достаточно большой груз. Это личное снаряжение — страховочная система и «железо» (карабины, зажимы, спусковые устройства). Еще у каждого должна быть защитная каска и фонари (их нужно иметь не меньше двух, чтобы не остаться в полной темноте). Также нужно общее снаряжение, включая веревки, а это очень большой вес. Если планируется разбить подземный лагерь, то туда заносят палатки, спальники, еду.

Для того чтобы «пройти пещеру», порой нужно серьезно поработать — разобрать завал, чтобы понять, есть ли дальше проход, расширить узость, куда трудно пролезть. Для этого приходится с собой нести кувалды разного веса.

Кроме этого спелеологам приходится постоянно обновлять навеску — точки крепления страховки. Раньше спелеологи применяли трос-веревочную технику (использовали трос как основную страховку, и веревку в качестве вспомогательной). Но это долго и тяжело. Потом была придумана техника SRT (single rope technique), когда люди передвигаются по одной веревке, разделенной при помощи опорных точек на отдельные элементы. В итоге по одной веревке могут передвигаться сразу несколько человек, главное, чтобы они находились на разных ее сегментах. Эти точки опоры приходится периодически обновлять, делать маршрут более оптимальным и безопасным.

Во время каждой экспедиции спелеологи составляют карты пещер, для этого выполняется топосъемка.

Подземная Абхазия

Материалы по теме
Экстремальный день за городом: пещера Большая Орешная
Как из Красноярска попасть в настоящее подземелье и выйти наверх

В сентябре этого года мы провели очередную экспедицию в пещеры Абхазии. Красноярцы с 60-х годов прошлого века обследуют плато Арабика — это очень интересный карстовый район в Гагрском районе республики. Там, например, есть пещера Сарма, которая является третьей по глубине в мире. Она открыта совместно красноярскими и иркутскими спелеологами. Ее глубина сейчас 1830 метров при входе на 2150 метрах над уровнем моря. Для сравнения, в Красноярском крае одни из самых глубоких пещер — это Торгашинская и Кубинская. Первая всего 176 метров, а вторая — 200.

Вообще, Арабика по соотношению труднодоступности района и наличию перспективных объектов является оптимальной. На другие хребты в этом районе тоже проводились экспедиции, но получалось, что заброска намного тяжелее и, в итоге, состав группы нужен намного больше и с лучшей подготовкой.

Нас было 10 человек — пять девушек и пять мужчин. Мы за 18 дней успели посетить 7 пещер, включая спортивное прохождение маршрута. Кстати, девушки в спелеологии работают на точно таких же условиях, как и парни. Это не типичное увлечение для женщин в наше время, но они все равно приходят в этот вид туризма. Во время заброски таскают мешки, (они, конечно, легче мужских, но все равно около 15 кг вмещают), работают в пещере. Девушки ходили в Сарму с нами на минус 800 метров, а это достаточно серьезный маршрут.

Без неприятностей не обошлось

Экспедиция вышла несколько необычной — у нас из 18 дней всего три было солнечными. Дней без дождя было всего пять, включая три солнечных. И все эти дни мы были в пещере, потому что тогда можно было не опасаться паводка.

Мы небольшой такой опыт получили, когда спускались в Сарму. Там есть колодец «Чемпион» — его глубина 250 метров. Это две «штанины», уходящих вниз и фонарем, который светит до 200 метров, дна почти не видно. Мы ходили туда после дождей, поэтому там еще с завалов справа вылетала вода, которая лилась из «трубы» диаметром в полметра. Всё это уходило в водопад по стене, гул стоял страшный.

Кавказские пещеры вообще, в отличие от наших, имеют очень высокую обводненность. Если на поверхности идет ливень в течение нескольких часов, в пещере начинаются очень «интересные» подземные водопады. Они могут перекрыть проходы. В лучшем случае вы просто не сможете выйти и придется пережидать, пока вода уйдет. А это может быть очень не скоро — неизвестно, на сколько зарядил дождь. Даже когда на поверхности он прекращается, в пещере еще продолжает лить, потому что определенное количество воды скапливается в почве и уходит она не сразу. В худшем случае первый удар паводка может накрыть очень серьезно. В некоторых пещерах даже дышать становится сложно во время паводка, потому что при подъеме струя воды бьет тебе в лицо.

Год на подготовку

Мы собираемся проводить экспедиции в Абхазии каждый год. Подготовка к такому мероприятию длительная. Всегда есть какой-то базовый состав, который поедет точно и будет проводить работу. А на оставшиеся места может записаться любой желающий, у которого есть время, средства и прочие возможности.

У участников есть почти год на то, чтобы заниматься физподготовкой и собирать снаряжение. Что-то покупают, что-то шьют сами. Это очень объемный и трудоемкий процесс, но он очень хорошо сплачивает коллектив.

Деньги на экспедицию собирает клуб — у нас для этого есть специальный фонд, а также организационные взносы с каждого из членов. Снаряжение каждый подбирает для себя лично, но общее снаряжение и оборудование покупается централизованно, как и еда. Также клуб платит за все трансферы — за заброску и выезд с горы, а также услуги транспортной компании. В этой экспедиции, например, у нас груз был 610 кг. В Абхазии мы еще кое-что закупали, поэтому завозили на гору 785 кг. Использовался для этого ГАЗ-66.

А вообще, вполне реально получить грант от государства на изучение пещер. Это, конечно, касается местных исследований. Например, пещера Дудинская в окрестностях Красноярска может быть признана памятником природы. Под это на ее исследование выделили президентский грант.

Спелеология — достаточно сложный и интересный вид, но по душе он приходится не многим. Но как-то рассчитать, «зайдет» ли тебе это занятие, совершенно невозможно. Тут многое понимается эмпирическим путем. Рассуждать с дивана: «Смог бы я пойти в пещеру, или не смог, было бы мне страшно или наоборот комфортно» — не имеет смысла. Рассуждения и действительность очень часто разнятся. Я никогда бы не подумал раньше, что буду заниматься этим делом, потому что пещеры — это мокро и грязно. Но я попробовал и появился очень большой интерес.

Беседовала Кравченко Анна специально для Newslab,
фото Красноярского краевого клуба спелеологов

Рекомендуем почитать