>
>
>
«Каждый день у нас здесь праздник!»: как устроена красноярская фабрика ёлочных игрушек «Бирюсинка» и кто там работает

«Каждый день у нас здесь праздник!»: как устроена красноярская фабрика ёлочных игрушек «Бирюсинка» и кто там работает

13.12.2021
15
Хит сезона на «Бирюсинке» — елочные игрушки с символом Нового года

Как зарождается игрушка?

Знаменитая фабрика ёлочных игрушек начала свой путь еще в 1927 году, когда в Красноярске создали промартель «Галантерейщик» — там производили косынки, платки, предметы женского и мужского туалета, шторы. Во время войны — в 1942 году — на базе промартели создали Сталинский райпромкомбинат по изготовлению игрушек и школьно-канцелярских принадлежностей. Люди тогда особенно нуждались в празднике.

Уже в конце 80-х «Сибирская игрушка» выпускала в год 13 миллионов игрушек: ёлочные украшения, игрушки из натурального латекса, мягкие игрушки, куклы, пластизолевые и полиэтиленовые игрушки. Они «разъезжались» по Советскому Союзу, а еще их продавали в Монголию и на Кубу.

Лишь в 1989 году «Бирюсинка» получила то название, что мы знаем сегодня. Сейчас, перед Новым годом, здесь настоящий наплыв школьников — с 8 утра и до 3-х дня ученики снуют в жилетках по цехам в поисках волшебства. Мы отправились вместе с ними в экскурсию по новогоднему раю — обошли четыре участкам производства, где стеклянная труба постепенно превращается в мухомор, клоуна, или Бабу Ягу...

Мы задались вопросом — как же живут эти «эльфы» производства игрушек и кукол, как они пришли на фабрику и, главное, — смогли ли они сохранить в душе праздник, который сами же и создают?

Истории работников фабрики

На Дудинской, 12А — напротив Троицкого кладбища — нас встречает Артем, менеджер по продажам в «Бирюсинске», он же и наш сегодняшний экскурсовод. Он ведет нас фабрику типично советского вида — наследие богатой красноярской истории. За нами — рой школьников, которые приехали узнать, как делается ёлочная игрушка — хлопают глазами, перешептываются. Работники фабрики, уже привыкшие к такому повышенному вниманию, ни громких экскурсоводов, ни школьников не замечают — делают свое дело.

«Бывает, к нам на приходят отличники из художественного училища или даже художники по образованию, и у них не получается на стекле рисовать, — рассказывает Артем. — Это же не холст, форма выпуклая, а работа своеобразная, и выходит хорошо далеко не у всех. Бывает, приходит человек буквально с улицы, пробует — и у него получается. На фабрике еще трудятся некоторые оставшиеся старожилы. Например, участком металлизации заведует Раиса Андреевна, ей около 70 лет, из которых фабрике она отдала около 40 лет. У нее свой график, и выловить для встречи ее тяжело. Только сейчас настал период „омоложения“ — люди — не вечные, приходится обновлять коллектив».

Наш экскурсовод Артем, который пришел на фабрику 4 года назад — и решил остаться, потому что «каждый день — Новый год, как такое может не понравиться?»

Мы оторвали нескольких работников от производства (а зарплата у сотрудников на фабрике сдельная, что не добавляет им интереса отвлекаться), чтобы узнать их личную историю.

На участке окунания, где игрушки приобретают цвет, мы встречаем Ольгу — в это время она работает одна. Ее участок — проходной, мастера, работники и те, кто приехал на экскурсию — ходят туда-сюда, вокруг — шумно, повсюду брызги и отпечатки разных красок, запах — соответствующий. Но Ольга не унывает и делает свое дело — окунает шары в краску.

Ольга, трудится на фабрике уже более 20 лет

«Я работала на другой фабрике еще в конце 70-х, и когда ее закрыли по санитарке, нас сагитировали перейти сюда. С 1978 года — с перерывом — я тружусь здесь. Мне нравится, что у нас каждый день — праздник. Ребятишки приходят, меня они не отвлекают, смотрят с интересом, что мы тут делаем, а мы и объясняем им, что происходит.

У дома меня круглый год елка стоит — маленькая, но игрушек на ней нет, а наверху — пупсик вместо звезды. Так вышло (смеется). Я считаю, что у меня интересная работа — творческая, работаю с разными цветами, иногда сама „изобретаю“ цвет. К краске — и ее запаху, и виду — привыкаешь. Я вообще сибирской закалки человек».

Далее отправляемся с расспросами на самый «красивый» участок производства — к мастерам-рисовальщикам. Почти все мастера здесь — женщины, у кого-то — наушники в ушах, кто-то — «в себе», все заняты и не обращают внимание на то, что происходит вокруг. Женщины просят их не фотографировать, от излишнего внимания в новогодний ажиотаж они устали — это видно. Но мы все-таки подступаемся к Екатерине, которая соглашается рассказать нам свою историю.

Екатерина, работает на «Бирюсинке» два года

«Я в жизни себя много, где искала — работала в разных сферах, но остановиться на чем-то одном никак не получалась. По натуре я личность творческая, хотя профессионального художественного образования у меня нет — и ходила я только в детскую художественную школу. Но сестра как-то отправила мне объявление о том, что на „Бирюсинку“ требуется разрисовщик-художник елочных игрушек. Тогда я приехала в Красноярск, отправилась на фабрику и увидела, что здесь люди делают — и была в шоке, что такое чудо создается вручную».

«Я с детства помню все эти игрушки, но никогда не думала, что их создают обычные люди. Решила остаться на фабрике — и работаю здесь уже два года. Мне очень нравится, хоть и устаю, и дома на свои задумки времени не хватает — я увлекаюсь тем, что пишу шаржи и портреты на заказ. Бывало, приходишь домой и падаешь от усталости, любая работа — это физический труд. Сейчас страна как никогда нуждается в новогодних игрушках — я так шучу, и Новый год с нетерпением тоже жду, у меня и елка уже наряжена разными игрушками — и фабричными, и авторскими. Моя мечта — создать серию игрушек по Диснеевским мультикам — в виде Чипа и Дейла, например, а также других любимых персонажей. Фабрика — это то место, где у меня есть единомышленники, где мое мнение слышат и принимают, как и других наших мастеров. Например, когда пандемия только началась, моя коллега придумала новогодний шар в маске, ее идею поддержали, а игрушка запустилась и вышла в продажу. Тогда всем хотелось привнести что-то хорошее в сложившуюся ситуацию».

«Дети меняются в худшую сторону»

После экскурсии по производству мы, окрыленные, выходим на улицу, проходим пару сотен метров и заходим в маленький магазинчик. Здесь — новогодний рай: елочные шары с тиграми, кудесниками, белками, снежинками, шишками и рябинками, игрушки в форме рыбки, клоуна, домика, сосульки и какого-нибудь Черномора. Детские костюмы, игрушки из ПВХ-пластизоля, гирлянды, елки.

Глаза разбегаются, народу — большие очереди. Здесь, в магазине, постоянно в бегах две продавщицы — снуют туда-сюда, записывают важные цифры в тетрадку, шутят с покупателями и между собой.

Альбина, 10 лет работает продавцом елочных игрушек на «Бирюсинке»

«Я просто пришла поторговать новогодней игрушкой — и мне понравилось. У меня, если честно, новогоднее настроение появляется только перед самим праздником. Мне самой нравятся формовые игрушки — разные лягушки, фигурки Деда Мороза. Внуки в один определенный день приезжают выбирать новые игрушки. Вообще, за эти 10 лет я заметила, что дети меняются в худшую сторону, они воспитаны „разболтано“. Свою елку я еще не нарядила, но когда украшаю ее, то только нашими игрушками».

Сегодня продукция «Бирюсинки» разлетается по разным местам — кондитерским фабрикам типа «Краскона», или в магазины игрушек вроде «Детского Мира». Здесь красноярец может купить не просто игрушку, а праздник, который так нужен в нынешние неспокойные времена. А лучше всего — приехать на фабрику и увидеть всё своими глазами.

Интернет-газета Newslab.ru

Рекомендуем почитать