>
>
>
«Оставаться трезвым после такого невозможно»: как я работала на красноярском ТВ и почему ушла

«Оставаться трезвым после такого невозможно»: как я работала на красноярском ТВ и почему ушла

17.12.2021
29

«Ничего не будет. Ни кино, ни театра, ни книг, ни газет — одно сплошное телевидение»

Кадр из к/ф «Москва слезам не верит»

«Никогда не стремилась в телевизор»

Работать на телевидении я не сильно мечтала, хотя и училась на факультете филологии и журналистики Красноярского государственного университета (тогда факультет еще так назывался, теперь его соединили с языковым и превратили в ИФиЯК СФУ). На факультете было очень много тех, кто стремился работать именно в телевизоре и, честно признаюсь, очень большая часть студентов журфака не блистала эрудицией. Много молодых красивых девушек, которые хотели быть красивыми и на экране, но на этом... всё.

После выпускного я работала совершенно в других сферах, связанных с искусством и культурой, а одним летом и вовсе уволилась, чтобы взять перерыв и понять, чем хочу заниматься. Тогда же приятельница сказала, что на канале, где она работает, требуется помощник продюсера. Я согласилась попробовать.

После двух недель неоплачиваемой стажировки меня все-таки взяли на место. Работа предполагала сменный график, но каждый день по 9 часов ( часовой обед туда заложен, но он формальный, потому что ты всегда должен быть на работе и даже ешь практически за компьютером). Можно работать с утра и до 6, а можно с обеда — и до поздней ночи. В мои обязанности входило: составление плана съемок, координация съемочных групп, составление бегущей строки, присутствие на эфирах в качестве титровальщика, запись ночного выпуска, поиск гостей для эфира и комментария, ну и еще ряд мелких обязанностей, которые некому поручить.

Зрителям кажется, что телевидение состоит только из тех, кого они видят на экране, но за большинством персоналий стоит команда, и она подчас делает гораздо больше. Самый важный человек — это продюсер: он решает, что и когда показывать, как подавать ту или иную информацию (в рамках редакционных и коммерческих возможностей, конечно). Многое зависит от операторов и от их работоспособности и смелости на съемках, потом — от режиссеров монтажа, которые собирают всё это в кучу. Корреспондент, конечно, автор, но в одиночку он не сможет ничего. Поэтому на телевидении команда — один из важнейших моментов.

Нервы каждый день

Сразу скажу, работа на ТВ — очень (!!!) нервная. Каждый день начинается с планерки, на которой нужно решить, что снимать, какой будет план выпуска, как уложиться во время выпуска. После этого идет распределение съемочных групп — в каждую входит корреспондент, оператор и водитель. Количество людей ограничено, и не на каждую съемку можно выделить отдельную группу. Поэтому мне и продюсеру приходилось выстраивать всю логистику так, чтобы все всё успели.

Сюжеты бывают разные и к одной теме могло понадобиться несколько спикеров. Например, снимаем сюжет про коммунальную аварию — корреспонденту нужно приехать на место, пообщаться с жителями, оператору снять проблему. В это время нужно, чтобы ему смогли прокомментировать ситуацию коммунальщики или кто-то из мэрии, например. Как правило, договаривается об этом помощник продюсера. Если всё идет по плану, в выпуске должно быть примерно 5-6 сюжетов и несколько войсов (это когда ведущий читает текст за кадром, а вы по телевизору видите какой-то видеоряд).

Но иногда случались и форс-мажорные ситуации — какие-то аварии, преступления, ЧП. Тогда экстренно меняются планы, всё перераспределяется, выпуск переверстывается. При этом продюсерская группа висит без конца на телефоне. Когда я только пришла, я очень стеснялась звонить незнакомым людям, через несколько месяцев мне вообще было всё равно, у кого и что нужно спрашивать. Помню, однажды я выпросила в Управлении дорог образец светофора, чтобы ведущий смог показать его в студии.

Вторая суперстрессовая ситуация — это прямой эфир. Здесь может вообще произойти всё что угодно. Сюжеты могут не успеть смонтировать ко времени, тогда перевёрстка идет во время выпуска. Может не прийти гость, например, может сломаться «муха» (микрофон-петличка), или сорваться прямое включение. Конечно, это не твои проблемы, но это проблемы эфира, в котором ты тоже участвуешь и за который тоже несешь ответственность как часть процесса. Очень часто у телевизионщиков после выпуска один маршрут — в курилку, а потом в бар; не пить, если ты работаешь на телевидении, просто нереально.

Большая часть обывателей думает, что журналистам нужны сенсации и скандалы и всегда как будто обвиняет их в этом. На самом деле скандалы и сенсации нужны не журналистам, а зрителям. Корреспонденты тоже хотят снимать про природу, про театр, про кино, про хороших людей и про добрые истории, но зрителю это не нужно, никто не будет это смотреть. Поэтому приходится снимать про плохое.

На самом деле зрителям нравятся скандалы
Источник: pixabay.com

Переработки без доплат

Вопреки расхожему мифу, зарплаты на телевидении небольшие (с учетом занятости и ненормированного рабочего дня). Помощник продюсера сейчас едва ли получает сильно больше 30 тысяч рублей. Я работала несколько лет назад, и моя зарплата была 19 тысяч. За переработку особых доплат нет, где-то есть квартальные или годовые премии, но во многих местах они носят эпизодический характер.

Материалы по теме

Я работала со сменщицей и когда одна из нас уходила в отпуск, друга работала за нее, а это 13-часовой рабочий день. Думаете, за это платили сверху? Нет, никогда! В один из дней, когда моя напарница была в отпуске, поздно вечером произошло массовое ДТП по дороге в аэропорт и всей команде пришлось выходить в прямой ночной эфир (выпуск примерно в пол 12-го). Мой рабочий день длился 16 часов (!), а на следующий день к 9 вновь надо было на работу. «Телевидение — работа молодых», — это не только про идеи и рвение, но еще и про выносливость и отсутствие иной жизни вне работы.

К ненормальному графику работы прибавляется и эмоциональное выгорание — здесь от слез до смеха полшага. Например, очень часто надо было отвечать на телефонные звонки. Люди звонят с просьбой о помощи — иногда им действительно не к кому обратиться, а иногда им просто лень решать свои проблемы, и они хотят, чтобы «телевидение приехало и разобралось».

Иногда просто звонят по ерунде — у соседа свет горит неправильно, «управляшка» не убирается (спрашиваешь: а вы звонили в управляющую компанию? А в ответ: зачем, вы же есть, вот вы и звоните). Если отказываешь, получаешь тонну негатива вплоть до оскорблений. Иногда звонят сумасшедшие — могут орать матом, могут всякий бред нести, по ночам оставляют гигантские сообщения на автоответчик — просто общаются с пустотой.

Одна большая телесемья

Без смеха, чувства юмора и самоиронии работать на ТВ просто невозможно. Я видела людей с гиперсерьезными лицами — с ними очень сложно работать, потому что на этой работе нужно уметь договаривается, уживаться, быть более гибким. Если после тяжелого дня не с кем тупо поржать над чем-то, то на работе не выжить. Отсюда и коллектив — веселый, дружелюбный, общительный (во всяком случае, мне попался такой). Где-то есть и «серпентарии» — много карьеристов, подставляют друг друга, всякие подковерные игры устраивают. Но здесь, как и на любой службе, правда всегда восстанавливается.

Не дружить с коллегами на ТВ тоже сложно — с ними чаще всего ходишь в бар, потому что только с ними совпадает график. Им рассказываешь о проблемах, делишься опытом, смеешься (потому что из обычной среды мало кто понимает ваши шуточки), жалуешься на начальство, ругаешься, потом миришься. На телевидении очень много семейных пар — люди знакомятся на работе, начинают жить вместе, женятся — опять же, совпадают графики и взгляды на жизнь. Но эмоциональные качели «на телеге» постоянны. Возможно, это и стало одной из причин, по которой я ушла.

Материалы по теме

В целом, работа на телевидении, да и в принципе работа в СМИ — это очень тяжелый труд. Многие думают — а что там тяжелого, катаешься везде, рассказываешь, путешествуешь, снимаешь. Но поверьте, очень много задач на эмоциональную и физическую выносливость. Всегда нужно быть в информационном потоке и часто делать одно и то же — рассказывать про погоду, рассказывать про ДТП, про отключение воды, про рост цен, про изнасилования и убийства. Это не журналистика «в стиле Познера», это производство информации. Как на заводе, только тебя ещё постоянно все ругают и ненавидят.

Я очень благодарна тому, что у меня был такой опыт работы. Он научил меня работать на максимуме, решать сложные задачи и, в целом, познакомил меня с миром СМИ. Но возвращаться обратно я, пожалуй, никогда не захочу.

Татьяна Порохина специально для интернет-газеты Newslab

Рекомендуем почитать