>
>
>
«Если человек не ценит свою жизнь, то на маршруте ему делать нечего»: красноярская альпинистка об уникальном первовосхождении

«Если человек не ценит свою жизнь, то на маршруте ему делать нечего»: красноярская альпинистка об уникальном первовосхождении

28.09.2021
25
Вдали в центре — пик 4818

Марина, это не первое твое первовосхождение. Но прошлые были в мужских командах. Теперь чисто женский первопроход. С кем комфортнее лезть на гору: с мужчинами или девушками?

Комфорт заключается не в том, какого пола напарники, а в том, насколько вам просто взаимодействовать друг с другом. Чем лучше знаешь человека, тем обычно проще понять, пойдешь с ним на маршрут или нет. С мужской командой проще с точки зрения перетаскивания тяжелых грузов. То есть я понимаю, что у напарника рюкзак тяжелее на 5-7 килограмм, и ему это нормально, он физически сильнее и выносливее. Если кратко, то комфортно лезть с хорошо знакомым, и главное, высококвалифицированным альпинистом, пол менее важен.

Пик 4818. Почему выбор пал на него?

Мы просматривали отчеты туристов в интернете и увидели фото вершины. Начали разбираться. Вершина стоит между двумя популярными и даже легендарными среди альпинистов ущельями Ляйляк и Каравшин. В эти ущелья намного проще добраться, там много разных вершин, поэтому есть где разминаться перед сложными восхождениями.

В ущелье Орточашма по сути интересная гора только одна — это пик 4818. Базовый лагерь под этой горой заметно выше, на высоте 3300 метров над уровнем моря. Получается, что вершина удалена от всех, до нее сложнее добраться. Но при этом можно акклиматизироваться в Каравшине и перейти в ущелье Орточашма, что мы и сделали. Правда, на переход ушел весь день, прошли около 20 км.

Вершина внешне монолитная и завораживающе выглядела на фотографии, поэтому выбор для нас был очевиден. Поскольку в ущельях Ляйляк и Каравшин я была уже не один раз, мы регулярно ездим в экспедиции туда, поэтому было легче спланировать всю логистику, найти лошадей, посчитать бюджет.

Расскажи про само восхождение.

Мы выбрали маршрут с богатым рельефом, то есть, где много веревок, пролезли обычным лазанием руками и ногами в скальниках (скальных туфлях, — прим. ред.). И лишь в целом около 50 метров мы прошли в технике ИТО, то есть с помощью снаряжения делали искусственные точки опоры. Мы специально заранее рассматривали стену в бинокль, чтобы понимать куда лучше лезть. Высматривали «живые» блоки (то есть то, что может под нагрузкой человека вывалиться).

Начали восхождение в 6 утра 04 августа. Двигались все со страховочной веревкой. Первый (лидер) шел лазанием, ставил точки страховки, второй и третий подходили на жумарах (специальных зажимах, которые крепятся к веревке и скользят по ней вперед, но блокируются при падении человека вниз). 5 августа в 10 утра вышли на вершину.

Могу добавить, что во время восхождения нам пришлось преодолеть 1020 метров по вертикали, из которых 620 метров — это стенная часть маршрута от подножия стены, и 400 метров по подвершинному гребню в верхней части пути (на фото отмечен пунктиром).

Как прошла ночевка на стене?

Ночевать было комфортно. Уже на гребне наверху мы камнями выровняли площадку под палатку, поставили палатку, под карематы положили верёвки и пустые рюкзаки, укрылись одним пуховым спальником. Мне было прохладно спать, но не холодно. Для альпинизма — когда спишь на ровной поверхности, и не холодно на восхождении — это уже комфорт, просто мечта!

Ночевка в палатке

Что тебе из восхождения запомнилось больше всего?

Когда в первый день лазания в 9 утра пошел снег. Мы же рассчитывали, что начнётся он самое ранее в 12. И что успеем к этому моменту быть уже в верхней части маршрута. Про себя подумала, что если в ближайшее время погода не наладится, придется спускаться. Но снег закончился минут через 40, и стало понятно, что можно лезть дальше.

В верхней части маршрута начался сильный мокрый снегопад, и подул порывистый сильный ветер, мы даже не слышали друг друга, хотя стояли на расстоянии 15 метров. Промокли насквозь перчатки и рукавицы, занемели пальцы на руках. Повезло, что снег закончился в течение часа, мы продолжили движение, согрелись. Словно в настоящую зиму попали!

Были ли моменты, когда становилось страшно, хотелось всё бросить и спуститься?

В альпинизме пугает неопределенность, когда не знаешь, что будет дальше. Такое бывает обычно еще перед началом восхождения. Когда перед стартом плохо спишь, пытаешься смоделировать восхождение и понять, что может ждать тебя на стене. А когда уже работаешь на маршруте, то там некогда бояться. Хотя одновременно с этим страх позволяет нам безопасно подниматься на горы и безопасно спускаться. Бесстрашные надолго в альпинизме не остаются.

Если человек не ценит свою жизнь и жизнь друзей, то и на восхождении ему делать нечего. Самое главное — не впадать в панику при любых событиях. Ведь от действий каждого участника команды зависит жизнь всей команды на маршруте.

Когда я еще ездила на сборы нашей Красноярской федерации по альпинизму и ходила там намного более простые маршруты с инструктором, я поняла, что главное в альпинизме — это надежная команда из друзей. С такой командой приятно идти на любой маршрут, и какие-то внеплановые ситуации разрешаются намного проще.

Вообще, у нас сложилась опытная и, мне кажется, сильная команда на этот выезд. Маша живет в Красноярске и последние несколько лет активно ездит по различным горным районам, ходит сложные маршруты. Она, скажем так, быстро выросла в сильного альпиниста. Много ездит и по скалолазным районам. Зимой на Столбах тренируется. В общем, много времени уделяет развитию себя в альпинизме. На маршрутах работает на все 100 %. Надя в горах проводит, по ощущениям, большую часть времени, подолгу живет и работает в Крыму. Она инструктор альпинизма, сейчас активно развивается в этом направлении, плюс постоянно поддерживает высокую форму на скалах и на альпинистских маршрутах.

Слева направо: Мария, Надя, Марина

Кто-то внизу вам помогал?

Да, под горой наше восхождение контролировал Денис Прокофьев, опытнейший альпинист и один из тренеров краевой сборной по альпинизму. Денис помог уточнить линию восхождения и дал тактические рекомендации. Он всегда был с нами на радиосвязи и следил за восхождением с помощью бинокля, чтобы оперативно скорректировать наше движение, если бы мы, например, уперлись в какой-то непроходимый участок. Он также встретил нас на леднике, принёс часть снаряжения и помог всё унести как под гору, так и вниз в лагерь.

На вершине пика 4818

Многие считают, что альпинизм — не женский вид спорта...

Альпинизм многогранен. Любой человек может здесь реализовать себя. В Красноярске много сильных девушек, которые могут и ходят серьезные маршруты. За этим стоят дни и даже годы подготовки на скалах и в горах. Нам нравится лазание по скалам, нравится находиться (лазить, тренироваться) на Столбах и зимой, и летом. Нас сильно поддерживают наши тренеры, наша красноярская сборная и федерация, всё это в итоге и помогает развиваться женскому альпинизму в Красноярске. Поэтому в нашем городе это и женский вид спорта точно. Ведь все эти рамки создает и поддерживает окружение и традиции общества вокруг.

Многие недоумевают: зачем идти так далеко, терпеть холод, порой сильную усталость.. Ради чего всё это?

На этот вопрос нет однозначного ответа. Потому что хочется, наверное (улыбается) Такие восхождения и поездки — это высокая физическая и психическая нагрузка, ответственность. После экспедиции чувствуешь себя выжатым как лимон. Однако сразу же появляется и понимание: невероятно, но ты это можешь. Это непередаваемо. Главное, не повышать планку постоянно, иногда нужно остановиться, оценить риски и, возможно, отложить восхождение. Ведь главное для нас — вернуться домой в целости. А потом уже всё остальное.

Наверное, все красноярские альпинисты начинали со Столбов, но не все из них потом уходили в альпинизм.

На Столбах своя неповторимая атмосфера равного общения среди самых разных по социальному статусу людей разного возраста. Когда я только начала ходить на Столбы, то многие мои друзья, да и знакомые со Столбов зачем-то регулярно уезжали летом, осенью и зимой на пару недель в горы. Я наслушалась интересных историй о горах и сама решила съездить на альпинистские сборы, узнать, что же в этом такого. На тот момент я училась в СИБГАУ, где была небольшая секция альпинизма. Меня в неё взяли, и мы поехали в Ергаки. Не скажу, что мне сильно понравилось. Нужно было много ходить и мало лазить. Но через год я снова поехала на сборы в Туву, затем в Казахстан.

И уже после этих сборов, имея второй разряд по альпинизму, пришло осознанное понимание, что это моё. Что пора начинать нормально тренироваться, ходить на скалодром, в общем уходить из «тусовочно-туристического» альпинизма в более серьезный. Чтобы ходить сложные маршруты, нужно быть к ним готовой, иначе — никак. Столбы так и остаются для меня главным местом времяпрепровождения на выходных. Здесь я уже сама занимаюсь с ребятами нашей федерации и приезжими, тренируюсь, да и отдыхаю тоже.

На Красноярских Столбах

Название пику уже придумали?

Еще не придумали, потому что хочется хорошее благозвучное название. Вариантов много, но пока ни один всех не устроил. Еще думаем. Да, на гору подняться проще, чем ей название дать (смеется).

Какие планы до конца года и на будущий год, если ситуация с пандемией улучшится?

С сентября спортсмены, в том числе я и Маша Дюпина, в Красноярске в рамках нашей федерации альпинизма начнут проводить бесплатные теоретические и практические занятия с новичками и разрядниками, которые уже съездили в свои первые альплагеря ранее.

Затем в первой декаде октября участие в Крыму в Чемпионате России по альпинизму в скальном классе. Возможно, получится на новый год выбраться в Турцию на скалы. Там один из самых больших в мире скалолазных районов.

По следующему году пока никаких планов не строим. Нужно понять, в какие горы мы хотим ехать, и хотим ли вообще и каким составом. Как только станет ясно, так и начнем готовиться в конце зимы и в течение весны.

Беседовал Денис Труфанов специально для Newslab,
фото: Денис Прокофьев, Марина Попова

Рекомендуем почитать